Логин:
Пароль:

Регистрация

ИНФОРМБЮРО                                                                                 


02.11.2018

Заседание Московского клуба юристов: вызовы и угрозы для адвокатов в России


31 октября 2018 года в бизнес-центре «Александр Хаус» состоялось заседание Московского клуба юристов. В работе клуба приняли  участие президент Адвокатской палаты города Москвы Игорь Поляков, первый вице-президент Генри Резник, вице-президенты Вадим Клювгант, Николай Кипнис, члены Совета Лев БардинНаталья Канишевская, Сергей Соловьев и Игорь Флейшман.

В начале заседания прошел прием в члены организации. Новыми членами клуба стали: адвокат Калининградской областной коллегии адвокатов Антон Полухин, доктор юридических наук, профессор Галина Улетова, член Совета Адвокатской палаты города Москвы Сергей Соловьев, юрист Александр Кукуев.

Заседание продолжилось обсуждением планов на предстоящий сезон 2018-2019 гг. Председатель Информационно-издательской ложи Александр Крохмалюк предложил провести торжественную встречу с презентацией номера журнала «The Lawyer», посвященного столетию участия женщин в юридической профессии. Представитель Яхтенной ложи Елизавета Капустина рассказала о предстоящей «Регате адвокатов». Президент Московского клуба юристов, член Совета Адвокатской палаты Москвы Наталья Канишевская представила планы Литературно-театральной ложи – провести литературный вечер, посвященный поэту Н.С. Гумилеву, и Ложи странствий и путешествий – отправиться в летнее путешествие в Новочеркасск, Таганрог, Ростов-на-Дону и Старый Черкесск. А также анонсировала Новогодний бал адвокатов-2019, который организовывает Адвокатская палата города Москвы.

В рамках основной повестки заседания вице-президент Адвокатской палаты Москвы Вадим Клювгант выступил с сообщением об актуальном состоянии, проблемах и перспективах адвокатской деятельности в России:

«Проблема раздробленности юридического сообщества уже вошла в официальную повестку Минюста, тогда как раньше об этом говорилось лишь в кулуарах. Коллеги, которые занимаются правоприменением на стороне государства, обособлены и закрыты, и не считают себя членами единого профессионального юридического сообщества, например, с адвокатами».

Вадим Клювгант представил основные тезисы из Справки о состоянии российской адвокатуры, подготовленной ФПА РФ, с которыми полностью согласился:

- практиковать в качестве адвокатов в России весьма опасно;

- государственную политику в области адвокатуры трудно назвать доброжелательной;

- похоже, власть делает все для того, чтобы институт адвокатуры был непривлекательным для практикующего юриста;

- случаи неправомерного вмешательства в адвокатскую деятельность или воспрепятствование ей исчисляются сотнями и подобрались к ежегодному исчислению в тысячах;

- в повестке адвокатского сообщества стоит принятие адвокатами мер по самозащите своих профессиональных прав и законных интересов доверителя, в том числе путем реализации права на забастовку.

Основаниями для этих утверждений стали:

- отсутствие независимой судебной власти и состязательного процесса, имитационный характер судопроизводства, обвинительный уклон, дискриминация стороны защиты в судах, нарушение принципа гласности и отсутствие предсказуемости правоприменения;

- насильственные действия и злоупотребления в отношении адвокатов (убийства, избиения, посягательства на имущество в связи с осуществлением профессиональной деятельности), в том числе со стороны сотрудников правоохранительных органов. И как следствие – отсутствие должной реакции на все это;

- массовые нарушения прав адвокатов: посягательства на адвокатскую тайну, незаконные обыски, допросы адвокатов с целью вывода из дела, неправомерное проведение оперативно-розыскных мероприятий в отношении адвокатов. «Можно спорить относительно термина «массовые», но ведь совсем необязательно, чтобы это были тысячи и десятки тысяч, нас всего 80 тысяч адвокатов во всей стране. И если исчисление идет сотнями, то такие случаи, наверное, уже можно и правильно назвать массовыми», - отметил Вадим Клювгант.

«И наконец, у нас есть уголовная ответственность за воспрепятствование журналисткой деятельности, отправлению религиозных обрядов, за воспрепятствование правосудию и еще много чему, но только нет никакой ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности, несмотря на её высокое предназначение и публично-правовую функцию конституционного уровня, которая возложена на адвокатуру. Попытки ввести какую-либо ответственность встречают яростное сопротивление именно тех представителей юридической профессии, которые считают, что у них свое сообщество, а адвокаты находятся «по другую сторону баррикад». Лоббистские возможности этих людей сегодня очень высоки», подчеркнул докладчик.

Способы атаки на адвокатскую деятельность не являются чем-то застывшим, они постоянно видоизменяются и становятся все более изощренными. Последняя тенденция – атака на адвокатский гонорар, в том числе «гонорар успеха». При этом, наряду с уже традиционными (например, по делам о банкротстве), есть уже и более усовершенствованная ее форма – уголовное преследование адвокатов, получивших законное вознаграждение за оказанную юридическую помощь в соответствии с условиями соглашения. Совет Адвокатской палаты города Москвы подробно рассмотрел этот вопрос и в сентябре направил обращение по данной проблеме.

У нас в стране есть уважаемое ведомство - Росфинмониторинг. Оно в последнее время буквально фонтанирует всяческими инициативами, среди которых есть «проект законопроекта», предлагающий подчинить адвокатскую деятельность интересам борьбы с отмыванием преступных доходов. Проектом, по существу, предлагается в корне пересмотреть все фундаментальные основы, принципы, ценности и цели адвокатской деятельности. Еще и ввести ответственность для адвокатов, которые не будут следовать этим новым целям и задачам. Разумеется, это предполагает вовлечение адвокатов, по сути, в сыскную деятельность, что адвокатуре противопоказано по своей природе. По этому поводу Совет Адвокатской палаты города Москвы тоже отреагировал и представил полностью негативный отзыв на эту инициативу.

Что касается силовых акций в отношении адвокатов, то здесь даже комментировать нечего. В этом вопросе нет двух мнений. Разновидностью такого силового противодействия, например, может быть ситуация, когда адвокат приходит в отдел полиции к доверителю, который там находится по непонятным обстоятельствам, но фактически задержан, а адвокату говорят, что его не могут пустить, потому что объявлен план «Крепость». И держат адвоката часами, пока тот не поднимет всевозможные службы и горячие линии. А в это время разносчики пиццы спокойно проходят в это супер-укрепленное ведомство, чтобы никто из сотрудников не проголодался.

Государство разработало проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, который с тех пор активно обсуждается. Последний вариант проекта был опубликован год назад. Говорят, что уже есть обновленная версия с учетом годичных обсуждений, но ее на всякий случай никому не показывают. Самое тревожное в этой концепции – предполагается огромное вливание в адвокатское сообщество «войска» юристов, среди которых есть очень разные люди по уровню квалификации и этическим ценностям. Несомненно, есть прекрасные специалисты из юридических компаний с превосходными компетенциями и правильной системой ценностей, а есть несчитанное количество «свободных художников», среди которых находятся и бывшие адвокаты, отлученные от профессии за дисциплинарные нарушения. И вот, в том числе, для них концепция почему-то предлагает упрощенный вход в адвокатское сообщество. Это большой вызов, который нам предстоит пережить. При этом не вызывает сомнений, что и адвокатура должна меняться, становясь более современной и привлекательной для лучших специалистов.

Еще один вопрос – так называемый «законопроект Клишаса», в котором предлагается большое количество изменений в наш базовый адвокатский закон. Есть, бесспорно, положительные предложения, например, легитимизация «гонорара успеха». Но, помимо этого положительного, для которого такой большой документ вовсе не нужен, есть еще предложения, которые вызывают у Совета Адвокатской палаты города Москвы единодушную резко отрицательную реакцию, о чем Совет и сказал в своем официальном отзыве.

Наибольший резонанс и одновременно наибольшее неприятие вызывают три нововведения:

- «ценз оседлости», при котором адвокату запрещено будет в течение пяти лет после получения адвокатского статуса менять членство на другую адвокатскую палату субъекта РФ на основании собственного волеизъявления. Для этого он должен будет спросить разрешение у Совета адвокатской палаты субъекта РФ, который, в свою очередь, должен предварительно согласовать каждое такое решение с Советом ФПА РФ. При этом никаких критериев для согласования не предлагается;

- дисциплинарные производства, возбужденные президентом ФПА РФ, могут быть истребованы после их разрешения в Совете палаты субъекта федерации для передачи в Комиссию ФПА РФ по этике и стандартам для рассмотрения и вынесения заключения. В соответствии с этим заключением, решением Совета ФПА решение Совета адвокатской палаты субъекта РФ может быть отменено. Будут даны указания по всему кругу вопросов, в том числе: какие обстоятельства признать, а какие не признать установленными, и какую меру ответственности применить к адвокату. И после этого дело может быть направлено для «нового» рассмотрения или в ту же палату, или в любую иную. А неисполнение этих указаний будет означать, что Совет адвокатской палаты субъекта РФ не исполняет законные решения ФПА, а это, в свою очередь, является основанием для досрочного прекращения полномочий Совета;

- сменяемость президента адвокатской палаты. Предлагается для очень уважаемых лидеров предусмотреть возможность быть избранными более 2 сроков. Причем не Советом, а напрямую на собрании или конференции адвокатов. Данную новеллу почему-то называют большим шагом к демократизации и одновременно сохранению стабильности и традиций в адвокатском сообществе, хотя именно сменяемость лидера как раз и является достижением прогресса, а порядок его избрания должен соответствовать статусу и объёму полномочий. Президент палаты не является её главой, он является главой коллегиального органа – Совета, первым среди равных. Поэтому вполне логично, что избирает его именно Совет.

Совет ФПА РФ большинством голосов уже принял решение об одобрении этого проекта с незначительными непринципиальными замечаниями и направил этот отзыв в соответствующий законодательный орган».

        

После сообщения Вадима Клювганта участники обсуждения провели дискуссию по поднятым проблемам.

Советский и российский государственный деятель, кандидат юридических наук, доцент юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Константин Лубенченко вспомнил историю о преследовании адвоката Эдуарда Сафронского, который провел 9 месяцев в Лефортовской тюрьме из-за предъявленного обвинения в получении гонорара, который обратили в форму взятки. Он также высказал соображение о том, что долг Общественной палаты активно поддерживать адвокатское сообщество.

Спортивный юрист Сергей Алексеев поднял вопросы защиты российских юристов, в том числе на международной арене. Вадим Клювгант отметил актуальность темы и сказал, что одной из инициатив в этой сфере может быть создание пула заинтересованных этим вопросом адвокатов, и он готов обсудить вопрос о его создании.

Юрист адвокатского бюро «Канишевская и партнеры» Игорь Озерский затронул тему регулирования судебного представительства: смогут ли в будущем все юристы представлять публичные интересы в судебных инстанциях или судебное представительство будет привилегией только адвокатов. В качестве примера такой инициативы Игорь Озерский привел нереализованное предложение Михаила Барщевского ввести лицензирование юристов для участия в судебных спорах, чтобы «защитить» клиентов от недобросовестных юристов.

Вадим Клювгант напомнил о том, что это было не просто предложением, а даже законодательной инициативой, подготовленной Председателем Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павлом Крашенинниковым. И добавил, что он, как представитель адвокатского сообщества, поддерживает ту концепцию, которую предлагает Министерство юстиции в той части, что объединение профессионалов, осуществляющих судебное представительство, должно произойти на площадке адвокатуры: «Мы с этим полностью согласны и полагаем, что это единственно правильное решение в наших российских условиях. Никакого лицензирования не нужно, проходили уже. Адвокатура - единственное профессиональное сообщество, у которого есть саморегулирование, доступ в виде квалификационного экзамена, дисциплинарное производство, как форма контроля за выполнением всех профессиональных требований, Кодекс профессиональной этики. Появляются уже официальные стандарты оказания тех или иных видов юридической помощи. Мы не поддерживаем, и, надеюсь, никогда не поддержим предложение, что единственным критерием допуска к судебному представительству будет только наличие диплома о высшем юридическом образовании. Мы знаем, какова «цена» многих дипломов. И если говорить о настоящем профессиональном представительстве в суде, а не о его видимости, то наличия одного диплома, конечно, недостаточно. Потому что к нему должны прилагаться ценности профессии и квалификация. Профессионализм не определяется наличием «бумаги», и Минюст это понимает».

Адвокат, доктор юридических наук, профессор Лев Симкин высказал мнение, что правоохранители не считают себя членами сообщества права, отсюда появилось понятие «силовики». И, в том числе, поэтому необходимо обязательно ввести в УК РФ или КоАП РФ ответственность за воспрепятствование адвокатской деятельности. Лев Симкин также посетовал, что сегодня голос адвокатов не слышен, СМИ в основном находятся на стороне государства.

Вадим Клювгант, отвечая на комментарий Льва Симкина, отметил, что в последней версии подготовленного под эгидой Минюста законопроекта предусматривается уголовная и административная ответственность за воспрепятствование адвокатской деятельности, и такое решение поддерживает Заместитель министра юстиции Денис Новак, хотя даже в самом Министерстве есть оппоненты по этому вопросу. Что касается голоса адвокатов, то Вадим Клювгант заверил, что все возможности используются: «Например, в рамках Общероссийского гражданского форума уже третий год функционирует адвокатская площадка. Делается и многое другое. Проблема ещё и в том, что, к сожалению, далеко не все члены адвокатского сообщества живут проблемами сообщества. Большинство интересуется исключительно персональными проблемами, полагая, что все остальное кто-то как-то решит, либо надеясь на то, что их лично все обойдет. В этом и есть разобщенность адвокатуры». Примером единства профессионального сообщества Вадим Клювгант назвал юридические традиции Европы, например, ежегодную церемонию Открытия юридического года в Англии и Уэльсе, где всячески возвышается и ценность профессии, и единство всех её представителей без исключения, произносятся молитвы о помощи в исполнении всеми юристами их обязанностей, даровании им смирения перед законом, мудрости и здравого смысла, прощении ошибок и вдохновении на служение.

Адвокат Василий Михайлов предложил создать страховой фонд для «летучей бригады», которая будет защищать адвокатов при нарушении их профессиональных прав сотрудниками правоохранительных органов.  

Президент Адвокатской палаты города Москвы Игорь Поляков напомнил о ставшей законом инициативе адвокатского сообщества, предусматривающей обязательное участие представителя адвокатской палаты при осмотре, выемке и обыске у адвоката, иначе собранные в ходе данных мероприятий доказательства признаются недопустимыми. Игорь Поляков отметил, что в Адвокатской палате Москвы активно действует Комиссия по защите прав адвокатов, у членов которой, помимо моральной мотивации, есть и приемлемое вознаграждение, а также компенсация затрат за участие в этой работе.

Заместитель Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ в отставке, судья высшего квалификационного класса, Заслуженный юрист РФ, кандидат юридических наук Татьяна Андреева в поддержку адвокатского сообщества добавила, что нельзя предположить худшей ситуации для подрыва авторитета правосудия, чем противопоставление адвокатов и судей: «Я завидую и английским юристам, и американским. Например, в Америке нельзя занять должность судьи, если адвокаты не дадут характеристику. К сожалению, у нас этого нет. В свое время ВАС РФ предпринимал шаги не просто для поддержки адвокатского сообщества, но и для повышения авторитета правосудия. И я уверена, что никакое указание на высшее юридическое образование не решит проблему оказания квалифицированной юридической помощи. Также у нас была идея создания единой аттестационной комиссии, которая принимала бы экзамен на должность судьи, чтобы мы все были люди одной профессии и имели одни ценности».

Завершая дискуссию, Генри Резник отметил изменения, которые произошли в отношениях между государством и обществом за последние 10 лет, а также метаморфозы реформирования профессии юриста:

«У нас советское правосудие без оправдания стало российским правосудием без оправдания. Но все же произошли изменения за прошедшие годы: стало что-то меняться в отношениях между государством и обществом. Потом, начиная с 2011 года, всё как-то остановилось. Дальше у нас пошли геополитические изменения, ряд которых произошли не от большого ума. И по итогам начавшихся изменений, власть стала нуждаться в общественном одобрении. И госорганы, наши оппоненты, стали проявлять большую раздражительность в отношении адвокатов, которые принципиально и мужественно защищают доверителей. Каждое посягательство на адвоката является чрезвычайным происшествием. Пара сотен необоснованных попыток превратить адвоката в свидетеля и несколько десятков незаконных обысков в офисах и квартирах адвокатов – уже немыслимая вещь для тех государств, которые мы называем правовыми и цивилизованными.

Что касается реформирования юридической профессии, перефразирую Остапа Бендера: никто нас не любит, кроме Министерства юстиции, которое тоже нас не любит. И с одной стороны, есть Министерство юстиции, а с другой – Ассоциация юристов России. И какие самые серьезные вопросы? Они всегда о деньгах. Есть люди, которые нуждаются в юридической помощи, и на них многим нашим чиновникам есть возможность покормиться. Поэтому и родился этот безумный законопроект о лицензировании официальных представителей в суде Ассоциацией юристов России. Хорошая почва для кормежки. Эта инициатива, к счастью, отвергнута, во многом благодаря усилиям ФПА РФ. Сражение было выиграно, но не война. И если такая норма будет когда-либо принята, от адвокатуры отщипнут всю цивилистику. Наш союзник сейчас – Министерство юстиции. У адвокатов преимущество какое? У нас должны быть более изощренными и гибкими мозги, чем у представителей других профессий».

В завершение заседания Московского клуба юристов, директор Фонда поддержки творчества писателей-юристов при Московской организации Союза писателей России Владимир Коровников торжественно вручил Генри Резнику диплом о награждении литературно-общественной премией «За дар словесной живописи» имени сэра Вальтера Скотта с вручением одноименной медали, Вадиму Клювганту - диплом «За создание научно-публицистических произведений» с вручением памятного знака Союза писателей России, и Льву Бардину - диплом с вручением «Медали сэра Вальтера Скотта» и удостоверение члена Союза журналистов России.

IMG_7394.JPG

IMG_7401.JPG

IMG_7406.JPG

IMG_7411.JPG

IMG_7449.JPG

IMG_7455.JPG

IMG_7459.JPG




Copyright © 2006-2016 Адвокатская Палата Города Москвы. При перепечатке любой информации, ссылка на сайт www.advokatymoscow.ru обязательна. Дизайн сайта: Александр Назарук