Логин:
Пароль:

Регистрация

ИНФОРМБЮРО                                                                                 


08.10.2018

«Административная преюдиция ст. 282 УК РФ ещё не смягчение»

«Административная преюдиция ст. 282 УК РФ ещё не смягчение»

(фрагмент эфира на "Эхо Москвы")

 

Вадим Клювгант о проекте изменения ст. 282 УК РФ

(3 октября 2018 года Президент РФ Владимир Путин внес в Госдуму РФ законопроект о частичной декриминализации статьи 282 УК РФ. В пояснительной записке к документу говорится, что деяния, указанные в части первой данной статьи, будут признаваться уголовно наказуемыми, если они совершены лицом после его привлечения к административной ответственности за аналогичное деяние в течение одного года).

«В этой новости есть положительная составляющая. Она прежде всего касается тех, кто сегодня находится под преследованием по ст. 282 УК РФ (Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства), потому что после того, как закон вступит в силу, их дела будут подлежать прекращению. И касается тех, кто уже отбывает наказание за такие действия, поскольку этот закон, смягчающий положение осужденного или обвиняемого, имеет обратную силу. При этом основание освобождения от ответственности и наказание реабилитурющее, совершенное деяние становится непреступным, поэтому судимости у них не будет. Это несомненный плюс. И тут не о чем спорить. Но давайте поговорим о будущем действии этой новеллы, презюмирая то, что она будет принята в том виде, как внесена. У нас обычно с президентскими инициативами именно так все происходит. Тут оснований для оптимизма значительно меньше, и он, как у политиков принято говорить, осторожный. Во-первых, потому что не затронута самая суть пороков этой нормы. Что такое «действие, направленное на возбуждение»? Эта необъятная широта формулировки никуда не девается. Что такое «социальная группа» со всеми причудами толкования этого понятия? Социальная группа «сотрудники полиции», «госслужащие» – эта «группа» не тронута, и это мы уже знаем на практике. Необъятный по своему характеру предмет диспозиции этой нормы остался нетронутым, и именно он в ней самый главный недостаток. Второе, есть ст. 280 УК РФ (Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности) примерно о том же самом, и есть бесподобная ст. 148 УК РФ про оскорбление чувств примерно о том же, которых эта поправка вообще никак не касается. Соответственно, в нашем правоприменительном репрессивном «творчестве» всегда есть возможность выбора.

И наконец, третье, мы сегодня воочию видим, как легко копятся огромные коллекции административных наказаний и преследований. И буквально одно переходит в другое без перерыва. В общем, что помешает при наличии злой воли в отношении каких-то конкретных людей эту уже обкатанную на всяких митингах и шествиях технологию применять дальше. Я не вижу таких проблем. Остается только надеяться, что это действительно первый шаг, а не декларация того, что проблема решена. Вот общество обратилось, проблему решили и точка. Больше этой проблемы нет. Если второй подход, то плохо.

И если мы еще на шаг назад отступим, я напомню вам про дело Ильдара Дадина*, где точно так же путем введения так называемой административной преюдиции в уголовный закон, когда с третьего или четвертого нарушения наступает уголовная ответственность (в его случае). А в случае со ст. 282 УК РФ со второго раза то же самое деяние из административного перерастает в уголовное. Это вообще полнейший нонсенс, это неправовой подход. Для понятной аналогии: человек один раз выматерился на улице, потом второй и третий раз в следующие дни, от этого само по себе деяние не становится более опасным. С юридической точки зрения, уголовная ответственность должна наступать только за самые общественно опасные правонарушения. И от количества неопасные нарушения в опасные не перерастают. Подход с административной преюдицией в уголовном преследовании был очень востребован в советские времена. В ранние постсоветские времена, в те самые «плохие» 90-е, от него полностью отказались. Не было ни одной нормы в Уголовном кодексе, основанной на административной преюдиции. А теперь, в наши «самые замечательные» времена, опять этот неправовой и неконституционный подход становится востребованным. И раз за разом он применяется, и это почему-то объявляется смягчением и декриминализацией. Хотя повторяю, что ни в том, ни в другом случае сама по себе диспозиция нормы и мера наказания в уголовном законе не изменились и не смягчились.

Предотвратить преступления этот законопроект может, предлагая административную ответственность как более мягкую и более простую, кстати говоря. Еще один риск заключается в том, что административная процедура гораздо проще, уровень гарантии и права на защиту существенно ниже, чем в уголовном судопроизводстве, даже на уровне законодательных деклараций. Вот, профилактируйте, пожалуйста, при помощи механизма административной ответственности для начала. А тащить это все по количественному критерию в уголовную ответственность, предполагая, что там еще каждый раз надо разбираться, обоснованно ли был привлечен человек к административной ответственности, вот это, извините, и есть то, в чем этот подход неправовой.

По поводу отношения к самой ст. 282 УК РФ. «Мыслепреступление» - безусловно, нет. Конкретные действия, если они идентифицируются не в виде пресловутых публикаций - лайков и репостов, а там, где есть действительно призыв к насилию, где есть призыв к дискриминации, к унижению национального достоинства, и это доказано, вот такие действия должны влечь ответственность, в том числе, в наиболее тяжких случаях, и уголовную. И в качестве примера я могу сослаться на дело из своей практики. О нём тоже в свое время было достаточно много споров. Я считаю именно эту историю тем редким случаем, когда ст. 282 УК РФ была абсолютно уместна. Мы, я как представитель потерпевшей стороны, за нее боролись. Верховный Суд в итоге нас поддержал. Это дело в отношении Александра Копцева, совершившего в 2006 году вооруженное нападение с ножом на Любавичскую общину и прихожан в здании синагоги на улице Большая Бронная. И там, конечно, было правильное применение ст. 282 УК РФ. Но это редкие случаи. И для того, чтобы она применялась правильно, а не расширительно, она должна быть очень четко сформулирована в своей диспозиции, исключающей двоякое, расширительное и всякое прочее толкование. И все, что касается мыслей, должно быть, конечно, изъято, чтобы ни у кого не возникло мысли применить ее за мысли».

Материал подготовлен из ответов Вадима Клювганта на утренней программе "Разворот (утренний)" радиостанции "Эхо Москвы".

Слушать эфир: https://echo.msk.ru/sounds/2289358.html

 

*Ильдар Дадин - российский оппозиционный гражданский активист, первый осуждённый в России за неоднократное нарушение правил проведения митингов и пикетов.  В начале 2015 года в его отношении было возбуждено первое в России уголовное дело по введённой в Уголовный кодекс РФ в 2014 году статье 212.1, предусматривающей уголовную ответственность за неоднократное нарушение порядка проведения митингов. В декабре 2015 года Дадин был приговорён к 3 годам лишения свободы и в связи с этим был признан узником совести международной организацией Amnesty International. Впоследствии Конституционный Суд РФ признал его дело подлежащим пересмотру в связи с выявленными им дефектами применения ст. 212.1. УК РФ.

 



Copyright © 2006-2016 Адвокатская Палата Города Москвы. При перепечатке любой информации, ссылка на сайт www.advokatymoscow.ru обязательна. Дизайн сайта: Александр Назарук