Логин:
Пароль:

Регистрация

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

13.10.2010

О праве подсудимого в России давать показания в любой момент судебного следствия


Фигура подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, - центральная в системе уголовно-процессуальных отношений. Она намертво связана с личностью индивидуума (критерий возраста привлечения к уголовной ответственности, вменяемости), в отличии, скажем, от процессуального статуса потерпевшего, права которого могут переходить к родственникам в случае смерти, возможность института представительства (для подсудимого защитник отнюдь не представитель). Казалось бы, положение подсудимого в системе уголовного судопроизводства должно было бы стимулировать законодателя, правоприменителя к детальному и однозначному структурированию его статуса, обратное означает психотравмирующую ситуацию для лица, привлекаемого к суду - каждый подсудимый параноик Уголовного процесса, любая не разрешаемая двузначность собственности действий порождает настоящий стресс. Но, к сожалению, принцип системы: все разумное в суде недействительно, а все действительное — неразумно, здесь возобладал в очередной раз. Например, право подсудимого давать показания в любой момент судебного следствия, предусмотренное ст. 274 ч. 3 УПК РФ: «Допрос подсудимого проводится в соответствии ст. 275 УПК РФ. С разрешения председательствующего подсудимый вправе давать показания в любой момент судебного следствия», судом в России понимается как право суда определять момент допроса подсудимого при определении порядка исследования доказательств в ходе судебного следствия*.

Классическая позиция защиты в таких процессах сводится к заявлению возражений в связи с тем, что судом ущемляется священное право подсудимого на защиту в части предусмотренной ст. 274 ч. 3 УПК РФ. Защита неустанно обращает внимание суда на то, что указанная статья закона не отменяет порядок исследования доказательств, определенный ст. 274 ч. 2 УПК РФ, а направлена на реализацию принципа состязательности сторон, предусматривая возможность для подсудимого «оправдываться» (давать показания) непосредственно и сразу по каждому предъявляемому стороной обвинения доказательству и является таким образом гарантированным правом участника процесса.

Так же, по мнению защиты, не может служить основанием к запрету подсудимому давать показания в любой момент судебного следствия, то обстоятельство, что судом в стадии предшествующей судебному следствию был определен иной порядок исследования доказательств, поскольку право подсудимого давать показания в любой момент судебного следствия является не основанием к изменению порядка исследования доказательств, а гарантированным правом подсудимого, реализующим принцип состязательности сторон, право на защиту.

Но суд идет еще дальше, и одним подсудимым (при обвинении в группе лиц, например, по ст. 210 УК РФ), которые дают признательные показания в суде, не находятся, скажем, под стражей предоставляет право давать показания по ходу судебного следствия в рамках исследования доказательств стороны обвинения, а других держит «в молчанке» до их допроса в рамках предоставления доказательств стороны защиты (тем самым нарушая порядок ст. 274 ч. 2 УПК РФ путем применения ст. 274 ч. 3 УПК РФ). Сторона защиты и здесь просит уважаемый суд, обратить внимание и устранить существенное нарушение УПК РФ, которое, по мнению защиты, выражено в не предоставлении подсудимым права давать показания в любой момент судебного следствия, по любому доказательству, представляемому стороной обвинения. Обращает внимание судов на то обстоятельство, что таким правом избирательно пользуются только те подсудимые, в отношении которых не избрана судом мера пресечения в виде заключения под стражу, и которые давали показания в рамках представления стороной доказательств обвинения. Применение судом ст. 274 ч. 3 УПК РФ как элемента определения порядка исследования доказательств в ходе судебного следствия, отличного от порядка, установленного ст. 274 ч. 2 УПК РФ, по мнению защиты, порождает искусственную коллизию норм, неопределенность правового регулирования, что неизбежно влечет за собой сужение полноты гарантированных прав участников процесса, противоречит Конституции РФ и при таком положении требует вмешательства по линии конституционного надзора.

Действительно, представляется печальным стечением обстоятельств тот факт, что одни подсудимые в процессе наделены правом ст. 274 ч. 3 УПК РФ в полном объеме, а другие его лишены полностью. Подобное положение вещей свидетельствует de facto о том, что в одном случае право ст. 274 ч. 3 УПК РФ применяется судом как элемент для того, чтобы включить показания уже допрошенных подсудимых в состав доказательств стороны обвинения, а с другой стороны, не реализуя право ст. 274 ч. 3 УПК РФ в отношении других подсудимых, чья позиция отлична от версии обвинения, суд лишает их преимущества состязательности и равноправия сторон. По мнению защиты, все подсудимые в одинаковой степени - сторона защиты, и предоставление кому — либо из них права ст. 274 ч. 3 УПК РФ означает соответствующее право и для всех остальных, без исключения дифференцированно занимаемой позиции по делу. Указанные действия нарушают требования ст. 274 ч. 2 УПК РФ, в соответствии с которой: «Первой представляет доказательства сторона обвинения. После исследования доказательств предоставленных стороной обвинения, исследуются доказательства представленные стороной защиты».

Уголовно — процессуальным законом обвиняемый (подсудимый в суде соответственно) отнесены к стороне защиты — глава № 7 УПК РФ, ст. 47 УПК РФ.

В силу непосредственного указания ст. 74 ч. 2 п. 1 УПК РФ показания обвиняемого (подсудимого в суде соответственно) отнесены к доказательствам. Императивным предписанием ст. 77 ч. 1 УПК РФ показания обвиняемого (подсудимого в суде соответственно) определены как — сведения , сообщенные им на допросе, проведенном в суде в соответствии с требованиями ст. 275 УПК РФ.

Таким образом, показания подсудимого в суде как доказательства, относятся уголовно- процессуальным законом РФ к доказательствам стороны защиты. Об этом же свидетельствует и порядок допроса, дифференцированный соответственно принципу состязательности и закрепленный ст. 275 ч. 1, ст. 278 ч. 3 УПК РФ.

Допрос подсудимых в рамках исследования доказательств, представляемых стороной обвинения нарушает требования к уголовно- процессуальной форме, принципы положенные в основу Уголовного процесса — законности (ст. 7 ч. 2 УПК РФ), состязательности ( ст. 15 ч. 3 УПК РФ), право на защиту (ст. 16 УПК РФ).

Вот, как — то так выглядит эта полемика в суде со дня введения УПК РФ в законную силу. Все очень ждали, что скажет по этому поводу Верховный суд РФ, аккуратно пытаясь не обращаться в Конституционный суд РФ, так как решения его иногда не могут не удивлять, вполне возможно, что оба варианта (и суда и защиты) были бы признаны законными и не взаимоисключающими, не говоря уже о специфическом понимании данным судом принципа Lex specialis derogat generali.

И вот ответ за № 269, в буквальном смысле, Верховного суда РФ в рамках практического пособия под редакцией Председателя Верховного Суда РФ, доктора юридических наук, профессора, заслуженного юриста РФ В.М. Лебедева: «269. Обязан ли председательствующий предоставить подсудимому право давать показания в любой момент судебного следствия, когда подсудимый пожелает и заявит об этом? Можно ли допросить подсудимого по его ходатайству во время представления доказательств стороной обвинения, если государственный обвинитель возражает?

Нет, не обязан. Допрос подсудимого проводится в соответствии со ст. 275 УПК. С разрешения председательствующего подсудимый вправе давать показания в любой момент судебного следствия (ч. 3 ст. 274 УПК).

Это предписание закона не является обязательным основанием для изменения установленного порядка исследования доказательств, а лишь указывает на то, что по усмотрению суда подсудимый с момента начала исследования доказательств может быть допрошен в любой момент, в том числе и первым. Поэтому, хотя председательствующий и может разрешить подсудимому давать показания в любой момент судебного следствия, однако он должен определить, не препятствует ли допрос подсудимого на этом этапе процессу исследования доказательств, не нарушает ли законных прав других участников процесса. Например, если подсудимый просит его допросить во время идущего в судебном заседании допроса потерпевшего, то председательствующий не обязан прервать допрос потерпевшего и приступить к допросу подсудимого. Если государственный обвинитель возражает против допроса подсудимого во время представления доказательств стороны обвинения, то допрос подсудимого не проводится
.»**

Пожалуй, единственное, что смягчает общее впечатление от этого ответа, так это то, что уважаемый редактор Вячеслав Михайлович Лебедев в предисловии к книге отмечает, что жанр издания - практическое пособие.

Вместе с тем, сразу бросается в глаза то обстоятельство, что автор не делает различия между порядком исследования доказательств, установленного законом и правом подсудимого давать показания в любой момент судебного следствия, связывая данные процедуры с усмотрением суда, то есть фактически трансформируя императивный процедурный порядок, установленный ст. 274 ч. 2 УПК РФ в порядок ad hoc. Не останавливает автора и различие понятий «давать показания», используемого ст. 274 ч. 3 УПК РФ и «допрос подсудимого» (хотя здесь больше вины законодателя ст. 77 ч. 1 УПК РФ). Вместе с тем, нельзя не различать показания как источник доказательств и допрос как форму процессуального действия по получению доказательств. Таким образом, позиция суда сводится сегодня к тому, что подсудимый — это свободный модуль, который может перемещаться в процедуре исследования доказательств, установленной ст. 274 ч. 2 УПК РФ, как угодно: хочешь - давай показания в начале судебного следствия, хочешь- в середине исследования доказательств стороны обвинения, хочешь - в начале исследования доказательств стороны защиты,а можешь вообще в конце судебного следствия. При этом, суд должен тебе разрешить это в силу прямого указания закона, а в остальном - вольному воля. Вместе с тем, не может не вызывать удивления тот факт, что таким образом подобное разрешение суда требуется только на стадии судебного исследования доказательств стороны обвинения, так как «очередность исследования доказательств определяется стороной, представляющей доказательства суду» (ст. 274 ч. 1 УПК РФ) и здесь авторы цитируемого практического пособия единодушны в своих ответах за № 265, 266: «265. Может ли председательствующий не согласиться с предложенным сторонами порядком исследования доказательств?

Нет, не может. Порядок исследования доказательств строго регламентирован уголовно-процессуальным законом и суд не вправе изменить очередность исследования доказательств, которая определяется стороной, представляющей доказательства.

266. Вправе ли сторона требовать иного порядка исследования доказательств, представленных другой стороной?

Нет, не вправе. Каждая из сторон самостоятельно определяет очередность исследования представленных ею доказательств, о чем заявляет суду.
»***

Пока ни у кого не вызывает сомнения тот факт, что показания, даваемые подсудимым относятся к доказательствам, предоставляемым стороной защиты (глава № 7 УПК РФ, ст. 47 УПК РФ). Это простой логический вывод, он с силой достоверной убежденности выражается в ответе автора за № 268: «268. Согласно ч. 2 ст. 274 УПК первой представляет доказательства сторона обвинения. Означает ли это, что доказательства стороны защиты могут быть исследованы только после исследования доказательств, представленных стороной обвинения?

Да, означает. Суд или стороны не вправе изменить последовательность представления доказательств, установленную законом. Сначала доказательства представляет сторона обвинения, на которую законом возложено бремя доказывания, а затем сторона защиты. Это требование закона основано на принципе состязательности, каждая из сторон имеет возможность наиболее полно реализовать гарантированные права на полное и всестороннее исследование доказательств в ходе судебного следствия, правильное разрешение дела при сохранении судом объективности и беспристрастности. Несоблюдение установленной законом очередности исследования доказательств является нарушением прав подсудимого.
»

Нет, конечно можно подумать, что «суд» и «председательствующий», названный ст. 274 ч. 3 УПК РФ — это разные субъекты, по — разному участвующие в судебном следствии, но вряд ли это тот самый юридический прием, который соответственно позволяет в одном случае исследовать доказательства стороны защиты в рамках предоставления доказательств стороны обвинения, а в другом случае полностью исключает данную возможность.

Для того, чтобы стало понятным как такое возможно, приведем полностью (в силу того, что закон уже не действует как закон) 3 статьи УПК РСФСР, предшествующего современному УПК РФ:

«Глава двадцать третья.
СУДЕБНОЕ СЛЕДСТВИЕ


Статья 278. Начало судебного следствия

Судебное следствие начинается оглашением обвинительного заключения. В случаях изменения обвинения судьей при решении вопроса о назначении судебного заседания оглашается также постановление судьи.

Если предварительное следствие или дознание по делу не производилось, судебное следствие начинается оглашением заявления потерпевшего.

Председательствующий опрашивает каждого подсудимого, понятно ли ему обвинение, в необходимых случаях разъясняет подсудимому сущность обвинения и спрашивает, признает ли он себя виновным. По желанию подсудимого председательствующий предоставляет ему возможность мотивировать ответ.

(в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 08.08.1983; Закона РФ от 29.05.1992 N 2869-1 - Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1983, N 32, ст. 1153; Ведомости СНД РФ и ВС РФ, 1992, N 27, ст. 1560)


Статья 279. Установление порядка исследования доказательств


После опроса подсудимых о признании или непризнании ими своей вины суд выслушивает предложения обвинителя, подсудимого, защитника, а также потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей о последовательности допросов подсудимых, потерпевших, свидетелей, экспертов и выносит определение (постановление) о порядке исследования доказательств.

(в ред. Закона РФ от 29.05.1992 N 2869-1 - Ведомости СНД РФ и ВС РФ, 1992, N 27, ст. 1560)


Статья 280. Допрос подсудимого


Допрос подсудимого начинается предложением председательствующего дать показания по поводу обвинения и известных ему обстоятельств дела. После этого его допрашивают судьи, обвинитель, потерпевший, а также гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, защитник. Затем подсудимому могут быть заданы вопросы другими подсудимыми и их защитниками. Председательствующим устраняются вопросы, не имеющие отношения к делу.

Судьи вправе задавать вопросы подсудимому в любой момент судебного следствия.

Допрос подсудимого в отсутствие другого подсудимого допускается только по определению (постановлению) суда в исключительных случаях, когда этого требуют интересы установления истины. В этом случае после возвращения подсудимого в зал судебного заседания председательствующий сообщает ему содержание показаний, данных в его отсутствие, и предоставляет ему возможность задать вопросы подсудимому, допрошенному в его отсутствие.

Подсудимый может, с разрешения председательствующего, давать показания в любой момент судебного следствия.

(в ред. Закона РФ от 29.05.1992 N 2869-1 - Ведомости СНД РФ и ВС РФ, 1992, N 27, ст. 1560)»

Как видим, существенной новеллой УПК РФ явилось упразднение функции суда по определению порядка исследования доказательств, глава 37 УПК РФ не сообщает суду никаких прав по установлению порядка исследования доказательств, а ст. 335 УПК РФ в части 2 и 3 детализирует, что мнение сторон о порядке доказательств касается только тех доказательств, которые они самостоятельно представляют. Таким образом, суд совершенно устранен от установления порядка исследования доказательств, может вмешиваться только в рамках определения допустимости доказательства не иначе, как путем его изъятия из доказательственной базы либо стороны защиты, либо стороны обвинения за недопустимостью. Об этом же свидетельствует принципиальная позиция законодателя, выраженная в ст. 15 ч. 3 УПК РФ.

Весте с тем, суды в России этой особенности нового УПК РФ не заметили, суд в России, в каждом процессе без исключения, вопреки закону до сих является участником установления порядка исследования доказательств, выполняя функцию, не основанную на законе. При этом нельзя сказать, что это от недопонимания текста закона, так в ответе за № 271 упомянутого практического пособия находим: «271. Требуется ли вынесение судом отдельного определения или постановления об установлении порядка представления и исследования доказательств?

Нет, не требуется. Вынесения судом отдельного определения или постановления об установлении порядка представления и исследования доказательств уголовно-процессуальным законом не предусмотрено. Достаточно занести такое определение или постановление в протокол судебного заседания
».****

Фактически это судейский саботаж действующего УПК РФ, так как в части порядка исследования доказательств нет никакой разницы с УПК РСФСР. Ранее, до УПК РФ, из всей базы доказательств, собранных обвинением на стадии предварительного следствия, суд определял какие именно доказательства будут исследованы, их очередность, которая была, как правило, следующей: допрос подсудимого, допрос свидетелей, допрос потерпевшего, представление вещественных доказательств, оглашение материалов дела по ходатайству сторон. Право подсудимого, предусмотренное ст. 280 УПК РСФСР давать показания в любой момент судебного следствия с разрешения председательствующего в данных условиях было элементом определения порядка исследования доказательств. То есть защитник мог походатайствовать об установлении порядка исследования доказательств, при котором подсудимый давал бы показания под конец судебного следствия, что, очевидно, существенно облегчает защиту.

Новый УПК РФ, упраздняя функцию суда по установлению порядка исследования доказательств, преследовал цель именно обеспечения баланса процессуальной формы путем наделения участников судопроизводства равными правами, закрепляя формулу такого баланса непосредственно целью уголовного судопроизводства - ст. 6 ч. 2 УПК РФ. Определив неизменный порядок исследования судом доказательств — сначала доказательства стороны обвинения и только затем доказательства стороны защиты, вместе с тем законодатель компенсировал неравенство прав сторон в ходе осуществления предварительного следствия, правом подсудимого давать показания по каждому ранее собранному доказательству стороны обвинения в ходе исследования доказательств стороны обвинения в суде, то есть предоставил возможность подсудимому опровергать предоставляемые доказательства сразу и непосредственно после их представления, при его к тому желании. Именно это право обеспечивает баланс интересов в суде. Никоим образом из текста ст. 274 ч. 3 УПК РФ не усматривается возможность председательствующего изменять порядок исследования доказательств, установленный частью первой и второй указанной статьи.

Иное толкование предполагает избирательность прав суда, избирательность самого права, предусмотренного ст. 274 ч. 3 УПК РФ. Так получается, что и на стадии исследования доказательств стороны защиты подсудимый вправе давать показания так же только с разрешения председательствующего, что сужает гарантированное право участника процесса, предусмотренное ст. 47 ч. 3 п. 3 УПК РФ.

Помимо всего прочего следует отметить, что «разрешение председательствующего» - это не его личное волеизъявление, а давно известный в праве институт правообязанности, применяемых в отношении обязанных лиц в гражданском праве и в отношении должностных лиц в публичном, и тем более не элемент обязанности по установлению порядка исследования доказательств.

Вместе с тем, трактовка ст. 274 ч. 3 УПК РФ, в том смысле, что подсудимый в судебном следствии дает показания единожды и только с разрешения председательствующего, является дизавуюирующей по отношению к принципу состязательности сторон, по сути является анахронизмом и пережитком старого УПК РСФСР, который по общему признанию носил инквизиционный характер.

Вместе с тем, законодателю следовало бы понимать, что закон является универсальной формой познания, того универсума социальных явлений, который образует предмет его правового регулирования, а Уголовно- процессуальный закон, помимо всего прочего, это процедура, разрешающая конфликт между личностью и государством, своего рода, правила ведения войны, а не процедура, описывающая покупки на рынке. Поэтому следует четче и яснее формулировать базовые положения законодательства, а судебное следствие — это фактически центральная часть уголовного судопроизводства вообще, на основе бытия в возможности которой строятся боевые планы состязающихся сторон.

Формулировка ст. 274 ч. 3 УПК РФ порождает двусмысленность, амплитуда толкований которой, представляется приемлемой или не приемлемой в зависимости от материально- правой позиции подсудимого (признание или не признание вины), договоренностей с обвинением, судом, что само по себе не может быть стимулом ни состязательности, ни тем более равноправия сторон. Полагаем, что вмешательство в данную ситуацию в целях снятия возникающей неопределенности правого регулирования по линии Конституционного надзора РФ, законодательной инициативы, представляется в настоящий момент уже необходимым.


Sapienti sat!


Москва, 8 июня 2010




* Судебный процесс по делу по у\д № 29/00/0004-07 в отношении Стрыканова Д.Н., Яная Ави, Стояна В.Н. , Стоян А.А. и других в Московском окружном военном суде (2009г); кассационное рассмотрение в Верховном суде РФ дела № 9-О05-75 СП в отношении Голубева Н.Р., Макарова В.В., Хнычкова В.П., Полякова А.Н и др. (2006г)

** Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: практическое пособие (под ред. В.М. Лебедева) - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Издательство "Юрайт", 2009.

** Там же.

** Там же.



Автор: (77/7277) Рустам Чернов

Возврат к списку




Мнение авторов опубликованных в настоящем разделе может не совпадать с официальной точкой зрения членов Совета и комиссий Адвокатской палаты г. Москвы.

Контекст

Публикации

17.08.2017 Об инициативах СПЧ по воссозданию судебной власти
Автор: (BLev) Лев Бардин

03.06.2017 В парке Мосгордумы прошел единый день приема граждан по вопросам реновации
Автор: (BLev) Лев Бардин

03.06.2017 Адвокаты и депутаты помогают москвичам разобраться в законе о реновации
Автор: (BLev) Лев Бардин

03.06.2017 Московские адвокаты помогут отстаивать права горожан в процессе реновации
Автор: (BLev) Лев Бардин

03.06.2017 22.05.2017. Подписание соглашения между Мосгордумой и Адвокатской палатой города Москвы.
Автор: (BLev) Лев Бардин

22.03.2016 Роман Мельниченко. Испорченный адвокатский запрос
Автор: (BLev) Лев Бардин

22.03.2016 Кризис адвокатуры в зеркале 100-летней давности
Автор: (BLev) Лев Бардин

26.02.2013 Взыскание компенсации при осуществлении преимущественного права при разделе наследства
Автор: (77/1474) Алексей Шевченко

09.02.2013 Преимущественное право на приобретение доли в праве долевой собственности на жилую недвижимость при разделе наследства через суд
Автор: (77/1474) Алексей Шевченко

01.12.2011 Швакин С.В. Воздействие процесса конвергенции национальных правовых систем на развитие законодательства и правоприменения в Российской Федерации (международно-правовой аспект).
Автор: (77/9398) Сергей Швакин

Релизы адвокатов


Copyright © 2006-2016 Адвокатская Палата Города Москвы. При перепечатке любой информации, ссылка на сайт www.advokatymoscow.ru обязательна. Дизайн сайта: Александр Назарук