Логин:
Пароль:

Регистрация

ПУБЛИКАЦИИ АДВОКАТОВ

Об отводе судье в уголовном процессе


От автора

Предлагаемый вниманию отвод федеральному судье, разрешает, как полагаю, многие вопросы, возникающие у юристов относительно оснований для отвода.

Распространенным является мнение, будто невозможно в процессе установить «иную личную заинтересованность» судьи, а потому всякие отводы-де, являются изначально провальными... Между тем, об «иной личной заинтересованности» судьи вполне может свидетельствовать допущенная им система  нарушений закона, и все не в пользу доверителя, а только в интересах потерпевшего. Очевидно, что в интересах правосудия такие нарушения судьей допускаться в принципе не могут. Следуя правилам логики, нельзя не прийти к выводу о том, что допущены они судьей из «иной личной заинтересованности».

Третьего просто не может быть.Таким образом, при установлении системы нарушений, которые определенным образом и однозначно характеризуют мотивы действий и бездействия судьи, есть законные основания для заявления ему отвода. Что касается конкретных мотивов такого его поведения в процессе (неприязнь к защитнику и его доверителю, получение взятки от другой стороны и т.д.), то защитник и не должен принимать меры к их установлению перед заявлением отвода. Это задача соответствующей квалификационной коллегии судей и правоохранительных органов.

Несмотря на то, что отвод заявлялся еще в 2004 году, актуальность этого акта защитника не утрачена и сейчас.

Фамилии действовавших лиц изменены.

Повторный отвод
федеральному судье Максаковой
от участия в производстве по уголовному делу
по обвинению Пальцина и др.

К настоящему времени появились новые основания для отвода федерального судьи Максаковой.

В судебном заседании от 16 февраля 2004 года государственный обвинитель в подготовительной части судебного заседания заявила ходатайство об отложении судебного разбирательства по мотивам неявки в суд потерпевшего Ливанова. Представитель потерпевшего - адвокат Китаева, пояснила, что потерпевший Ливанов не явился в суд по тем мотивам, что на дату судебного заседания – 16 февраля 2004 года, к Ливанову-де, с подозрением на двустороннюю пневмонию у последнего, вызван врач. Федеральный судья в виду того, что на лечение пневмонии потребуется около трех недель, отложила судебное заседание на неоправданно  длительный срок- до 11 часов 9 марта 2004 года.

При этом оказалось нерассмотренным высказанное защитником Пальцина, адвокатом Назаровым, устное ходатайство об изменении Пальцину меры пресечения на не связанное с лишением свободы в случае, если суд решит отложить судебное разбирательство.

Суд, решив отложить судебное разбирательство, не принял во внимание доводы защитника о том, что права потерпевшего и подсудимого в уголовном процессе в соответствии со статьей 244 УПК РФ равны, а также не обратил внимания на то, что Пальцин сам является человеком, больным раком щитовидной железы, рассеянным склерозом и гипертонией, на что защитник также обратил внимание суда, высказывая свое мнение по существу заявленного прокурором ходатайства. Игнорировал суд доводы защитника и о том, что обеспечивать права потерпевшего нельзя за счет ущемления прав подсудимого, а такое ущемление произойдет, если больной Пальцин, не получая должного лечения, будет оставаться под стражей на то время, пока лечится потерпевший Ливанов.

Как и в предыдущих судебных заседаниях, по результатам которых федеральному судье Максаковой заявлялся отвод, и в суде 16 февраля 2004 года указанное должностное лицо нарушило уголовно-процессуальный закон, оставив без рассмотрения ходатайство защитника Назарова об изменении Пальцину меры пресечения с содержания под стражей на не связанную с лишением свободы.

Между тем, в статье 120 УПК РФ, предусматривающей общий порядок заявления ходатайств, указано, что «Ходатайство может быть заявлено в любой момент производства по уголовному делу. Письменное ходатайство приобщается к уголовному делу, устное - заносится в протокол следственного действия или судебного заседания».

А в соответствии со статьей 121 УПК РФ «Ходатайство подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления». Более того, вопреки требованию уголовно-процессуального закона, федеральный судья Максакова в судебном заседании 16 февраля 2004 года даже пыталась незаконно ограничить право защитника Назарова на заявление ходатайства об изменении Пальцину меры пресечения по надуманным мотивам необходимости заявления ходатайств «по мере поступления». В связи с чем защитник вынужден был напомнить федеральному судье, что он будет говорить в суде, не нарушая требование закона, то, что сочтет нужным.

Федеральный судья Максакова при этом не учла, что в соответствии со статьей 15 УПК стороны равноправны перед судом, и если прокурору предоставлена возможность заявить ходатайство, то и стороне защите суд обязан по закону предоставить возможность заявить ходатайство, связанное с ходатайством прокурора. В данном случае ходатайство прокурора об отложении дела было безусловно связано с необходимостью решения вопроса о мере пресечения посудимому Пальцину, поскольку соблюдение прав потерпевшего в принципе не может быть осуществлено за счет ущемления прав подсудимого, который тяжело болен. И если рассмотрение дела откладывается по мотиву заболевания потерпевшего, то по справедливости и подсудимому надо предоставить возможность лечиться не в условиях следственного изолятора, а на свободе, поскольку дело откладывается, образно говоря, именно «по вине» потерпевшего, с целью предоставления последнему возможности лечиться.

Не приняла во внимание федеральный судья Максакова и то, что суд уже вступил в стадию заявления ходатайств. Об этом свидетельствует рассмотрение судом отзыва Пальциным его ходатайства о рассмотрении дела тремя профессиональными судьями. Указанное ходатайство Пальциным было в устной форме отозвано, однако федеральный судья Максакова противозаконно пыталась навязать подсудимому Пальцину и его защитнику письменное изложение мотивов отказа от ходатайства Пальцина о рассмотрении дела тремя профессиональными судьями. С этой целью даже объявила перерыв судебного заседания.

Изложенное свидетельствует о том, что федеральный судья Максакова неправомерно встала в процессе не только на сторону обвинения (о чем аргументированно было сказано защитником в отводе судье от 16 февраля 2004 года), но и конкретно - на сторону потерпевшего Ливанова.

Между тем в соответствии с пунктом 2 статьи 2 Кодекса чести судьи Российской Федерации, утвержденного Постановлением Совета судей Российской Федерации от 21 октября 1993 года, «Судья при принятии им решения по делу должен быть свободным от приверженности одной из сторон...».

Причем, основанные на имеющихся в деле документах данные о тяжких заболеваниях Пальцина (раке щитовидной железы, рассеянном склерозе и гипертонии), были полностью  игнорированы федеральным судьей при решении вопроса о мере пресечения Пальцину, но зато неправомерно учтены при отложении дела на столь длительный срок (с 16 февраля по 9 марта 2004 года) одни лишь не подтвержденные медицинскими документами подозрения ...адвоката Китаевой о якобы «двусторонней пневмонии»  доверителя Ливанова, что якобы препятствует его явке в суд. Между тем, действительно объективный и непредвзятый судья, при наличии исходящих всего лишь от  юриста данных о заболевании потерпевшего, должен был отложить дело до следующего дня - 17 февраля 2004 года с тем, чтобы представителем потерпевшего был предложен суду для обозрения медицинский документ, подтверждающий, как наличие самого заболевания Ливанова, так и период его нетрудоспособности, в который он не может явиться в суд.

Сделано этого не было, и своими действиями федеральный судья Максакова нарушила требования Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», согласно частям 1 и 2 статьи 3 которого судья обязан неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации и другие законы. Судья при исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности.

Кроме того, своими действиями и бездействием федеральный судья Максакова нарушила и требования статьи 15 УПК РФ, согласно которой уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон.Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты.

Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.Стороны обвинения и защиты  равноправны перед судом.

Заявляя повторный отвод федеральному судье, защитник исходит из следующих принципиальных соображений.

Нарушение закона в поведении федерального судьи в уголовном процессе в принципе не может совершаться в интересах правосудия. Причем, следует особо учесть, что в данном случае все нарушения имели строго определенную направленность - они были совершены не в пользу подсудимого, но в интересах потерпевшего, что дало достаточные основания сомневаться в беспристрастности и объективности судьи по данному делу. 

При этом у защиты не было и нет данных о том, что федеральный судья Максакова систематически нарушает закон и по всем другим уголовным делам, и все не в пользу подсудимых, что не позволяло бы говорить о каком-то особом отношении указанного представителя власти именно к делу Пальцина. 

Очевидная и не требующая отдельного доказывания опытность судьи также исключает приведенные нарушения с ее стороны по неосторожности, в виду незнания требований  закона, либо вследствие ложно понятых интересов правосудия.

При таких данных, путем использования логического метода исключения, остается правильным только вывод об умышленном нарушении закона федеральным судьей Максаковой именно по делу Пальцина и остальных при обстоятельствах, дающих основания полагать, что судья лично прямо или косвенно заинтересована в исходе данного дела.

Если система нарушений закона не может быть истолкована совершенной в интересах правосудия; либо по неосторожности, обусловленной незнанием закона или ложно понятыми интересами правосудия, то остается только умышленная личная заинтересованность нарушающего закон федерального судьи. Иного, как говорится, - не дано.

Такая заинтересованность в соответствии со статей 61 УПК РФ и является основанием для отвода судьи.

При этом следует иметь в виду, что часть 2 статьи 61 УПК РФ и не требует указания на конкретные мотивы, дающие основания полагать, что судья лично прямо или косвенно заинтересован в исходе дела. Лицу, заявляющему отвод, достаточно лишь обоснованно исключить все иные мотивы поведения судьи, которые не дают оснований для отвода и констатировать, что имеются, как указано в законе «иные обстоятельства» полагать, что судья лично прямо или косвенно заинтересован в исходе дела.

В данном случае «иные обстоятельства» - это имеющаяся система нарушений процессуального закона федеральным судьей, совершенных не в пользу подсудимого, но зато в очевидных интересах стороны обвинения, что и дает основания для сомнений в беспристрастности и объективности судьи по данному делу.

Кстати говоря, и судебная практика Верховного Суда Российской Федерации идет по такому же пути признания основанием для отвода судьи «иных обстоятельств».  (См. Извлечение из определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 1 июля 1998 года по делу Дмитриенко, по которому признан правомерным заявленный отвод судье именно в виду признания «иных обстоятельств» дающими основания для сомнений в беспристрастности и объективности судьи. Бюллетень Верховного Суда РФ №3,1999 г.).

Что касается конкретных личных мотивов такого поведения судьи (например, возникшая неприязнь к подсудимому и его защитнику, исходящая из их поведения при отводе прокурору в этом же процессе; либо такая же неприязнь, возникшая в результате поведения этих лиц, приведшего к отмене обвинительного приговора, вынесенного другим судьей этого же суда; желание судьи именно по этому делу выполнить неофициальное указание или просьбу какого-либо заинтересованного лица; нежелание судьи вступать в конфликт с Генеральной прокуратурой РФ, в которой было утверждено обвинительное заключение по данному делу; материальная заинтересованность судьи именно в данном деле и т.д.), то они должны устанавливаться и констатироваться после соответствущей проверки Квалификационной коллегией судей города Москвы при решении вопроса о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности, либо при даче согласия на возбуждение в отношении судьи уголовного дела.

О наличии личных, а не каких-либо иных мотивов поведения судьи именно по настоящему уголовному делу, свидетельствует и то обстоятельство, что судья Максакова по состоянию на 16 февраля 2004 года не обеспечила направление в Мосгорсуд кассационной жалобы защитника на ее же постановление от 15 января 2004 года об отказе в отводе прокурора. Судья при этом безосновательно объяснила неисполнение требований закона нахождением в очередном отпуске.

Как указала сама федеральный судья Максакова в судебном заседании от 16 февраля 2004 года, давая объяснение по поводу заявленного отвода, она
«не знала о направлении кассационной жалобы», поскольку-де, уже была в очередном отпуске, когда она была подана.

Это объяснение не может быть принято, поскольку сама федеральный судья Максакова, вынеся постановление об отказе в отводе прокурора, разъяснила порядок и срок его обжалования в кассационном порядке, дело находилось у нее в производстве, а потому она обязана была обеспечить исполнение требований части 2 статьи 359 УПК РФ, а также пункта 8.8. Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, утвержденной Приказом Генерального директора Судебного департамента при Верховном Суде  Российской Федерации от 29 апреля 2003 года №36. Согласно этим актам по истечении срока обжалования (10 суток) суд, постановивший приговор или вынесший иное обжалуемое решение, направляет уголовное дело с принесенными жалобой, представлением и возражениями на них в суд апелляционной или кассационной инстанции, о чем сообщается сторонам. Сопроводительное письмо должно быть подписано судьей. 

В указанных актах не сказано, что судья может не выполнить свою обязанность по своевременному направлению кассационной жалобы адресату по мотивам нахождения в очередном отпуске. При таких обстоятельствах является очевидным, что разъяснив порядок и срок обжалования вынесенного ею же постановления, а также не договорившись с председателем суда о своевременном направлении во время ее отпуска кассационной жалобы адресату другим судьей, федеральный судья Максакова не выполнила законные требования о своевременном направлении кассационной жалобы в Мосгорсуд из личных соображений - не желая прервать свой личный отпуск.

Права подсудимого Пальцина на кассационное обжалование принятого судебного решения при этом федеральным судьей были игнорированы.
Равно как были игнорированы федеральным судьей Максаковой права подсудимого Пальцина и при направлении в Мосгорсуд кассационных жалоб защитника на постановление  другого судьи от 15 декабря 2003 года о продлении срока содержания под стражей.

Дело по обвинению Пальцина и др. поступило федеральному судье Максаковой 30 декабря 2003 года.На момент поступления уголовного дела к Максаковой, в нем уже была адресованная в Мосгорсуд, но неотправленная кассационная жалоба защитника Назарова на постановление о продлении срока содержания под стражей Пальцина, которое было вынесено 15 декабря 2003 года федеральным судьей Петровым. Вместо обеспечения права Пальцина на защиту и незамедлительного направления указанной кассационной жалобы  адресату, жалоба по делу, находящемуся в производстве федерального судьи Максаковой, сдана в канцелярию по уголовным делам Энского райсуда для отправления в Мосгорсуд только... 21 января 2004 года.

Между тем, в соответствии со ст.ст. 356,359 УПК РФ, о чем уже говорилось, кассационные жалобы должны были быть направлены в кассационную инстанцию по истечении  срока обжалования, то есть через 10 суток.Объяснение федерального судьи Максаковой в судебном заседании от 16 февраля 2004 года о том, что поскольку-де, «постановление выносилось судьей Петровым, то он и должен был направлять кассационную жалобу в Мосгорсуд», свидетельствуют лишь о неправомерном желании снять с себя ответственность за допущенную волокиту. Кассационная жалоба, как это видно, три недели (!) находилась без движения при наличии дела в производстве именно у федерального судьи  Максаковой, которая не только не приняла мер к направлению жалобы адресату федеральным судьей Петровым, но и сама не обеспечила незамедлительное направление жалобы в Мосгорсуд.

Таким образом, изложенная система поступков федерального судьи Максаковой однозначно свидетельствует о совершении федеральным судьей дисциплинарного проступка, выражающегося в очевидной приверженности указанного должностного лица к потерпевшему, а также о систематическом существенном и умышленном нарушении прав и законных интересов подсудимого Пальцина в виду личной заинтересованности федерального судьи в исходе дела. 

Своими действиями федеральный судья Максакова, помимо уже приведенных в отводе нарушений законодательства, нарушила и требования Кодекса чести судьи Российской Федерации, утвержденного Постановлением Совета судей Российской Федерации от 21 октября 1993 года. Согласно этому акту «Судья в любой ситуации должен...избегать всего, что могло бы ...поставить под сомнение его объективность и независимость при осуществлении правосудия. Судья обязан быть беспристрастным...». 

Конкретные мотивы такой заинтересованности, как полагает защита, могут быть установлены Квалификационной коллегией судей города Москвы по результатам проверки, инициированной председателем Мосгорсуда.

В рамках рассмотрения заявления об отводе в судебном заседании такое детализированное выяснение конкретных мотивов действий судьи невозможно, поскольку уголовно-процессуальный закон не позволяет подсудимому или его защитнику задавать какие-либо вопросы федеральному судье, которому заявлен отвод. Судья, соответственно, не имеет правовой обязанности отвечать на заданные вопросы.

Согласно части 2 статьи 65 УПК РФ судья, которому заявлен отвод, только «вправе до удаления остальных судей в совещательную комнату публично изложить свое объяснение по поводу заявленного ему отвода». Таким образом, судья вообще может отказаться от каких-либо публичных объяснений своих поступков и удалиться в совещательную комнату без каких-либо пояснений.

Понятно, что при таких обстоятельствах не имеется правового инструмента для выявления непосредственно в ходе судебного заседания конкретных мотивов того или иного ненадлежащего поведения судьи в процессе. Очевидно, что имея в виду именно указанные обстоятельства, законодатель заложил право соответствующей Квалификационной коллегии судей «провести дополнительную проверку представленных материалов, запросить дополнительные материалы и заслушать объяснения соответствующих лиц об обстоятельствах совершения судьей дисциплинарного проступка» (ст.22 Федерального закона Российской Федерации «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации»). На основании изложенного, руководствуясь ст.53, нормами Главы 9 УПК РФ, я заявил повторный отвод федеральному судье Энского районного суда Центрального административного округа Москвы Елене Алексеевне Максаковой от участия в производстве по уголовному делу в отношении Пальцина и других.

Судья не решилась вынести решение по заявленному ей отводу, отложила судебное заседание на определенный срок, а когда участники процесса пришли в суд в указаный срок оказалось, что председатель суда передал это делу другому судье. В результате мы имеем фактически удовлетворенный отвод.


Теги: 

Описание для анонса: ранее не публиковалось

Начало активности (дата): 11.02.2011


Автор: (77/232) Олег Назаров

Возврат к списку




Точка зрения

20.01.2016 Издержки профессии: чего боятся юристы, или как сделать страх союзником
Автор: (BLev) Лев Бардин

20.01.2016 Как кризис перетряхнул юридическую отрасль
Автор: (BLev) Лев Бардин

22.02.2011 К вопросу о защите авторских прав при размещении информации в сети Интернет
Автор: (77/10264) Сергей Шеленков

15.02.2011 Тезисы к работе «Адвокатура и власть» в рамках докторской диссертации на тему «История адвокатуры в России»
Автор: (77/9175) Александр Карафелов

15.02.2011 И еще раз о субъектах получения взятки…
Автор: (77/232) Олег Назаров

14.02.2011 Фирма-однодневка - уголовные последствия отношений
Автор: (77/10264) Сергей Шеленков

09.02.2011 Мошенничество и залог несовместимы?
Автор: (77/10264) Сергей Шеленков

21.01.2011 Кто подумает о правах потерпевших?
Автор: (77/232) Олег Назаров

23.10.2010 К вопросу о сущности правосудия
Автор: (77/7277) Рустам Чернов

13.10.2010 О праве подсудимого в России давать показания в любой момент судебного следствия
Автор: (77/7277) Рустам Чернов

04.10.2010 России не нужно много законов, но нужна единая законность
Автор: (77/7251) Игорь Ефремов

01.10.2010 "Утрата доверия" как основание прекращения правоотношения
Автор: (77/7277) Рустам Чернов

01.10.2010 О порядке исследования доказательств в уголовном процессе в России
Автор: (77/7277) Рустам Чернов

30.07.2010 УПК РФ в стиле «Модерн» или обвинительный акт правосудию
Автор: (77/4) Генри Резник

01.07.2010 Повышение квалификации адвокатов - надежный путь к профессиональной безопасности (на примере опыта АП Москвы)
Автор: (77/5677) Николай Кипнис


Copyright © 2006-2016 Адвокатская Палата Города Москвы. При перепечатке любой информации, ссылка на сайт www.advokatymoscow.ru обязательна. Дизайн сайта: Александр Назарук