Логин:
Пароль:

Регистрация

ДОКУМЕНТЫ КВАЛИФИКАЦИОННОЙ КОМИССИИ

 

Заключение Квалификационной комиссии № 1 (Вестник 2010 № 7,8)



Заключив соглашение и получив обусловленный гонорар, адвокат обязан исполнить принятые на себя обязательства по оказанию своему доверителю квалифицированной юридической помощи.

(От редакции: поясним, что в первом и приведенных ниже заключениях Квалификационной комиссии речь идет об одном и том же адвокате.
Комиссия вначале вынесла заключение по жалобе гр-ки Е. от 19 апреля 2010 г., затем — по жалобе г-на Х. от 6 июля 2010 г. Заключения рассматривались на одном и том же заседании Совета.)


19 апреля 2010 г. в Адвокатскую палату г. Москвы поступила жалоба Е., в которой ставится вопрос о необходимости привлечения к дисциплинарной ответственности адвоката К. (вх. № 1220). Распоряжением Президента Адвокатской палаты г. Москвы № 96 от 26 апреля 2010 г. в отношении адвоката К. (адвокатский кабинет) было возбуждено дисциплинарное производство.

В своей жалобе г-жа Е. сообщает следующее. 3 февраля 2010 г. между ней и адвокатом К. было заключено соглашение № 000118 на оказание юридической помощи. Предметом соглашения явилось «представительство по гражданскому делу в суде о прописке». За ведение дела адвокат получил 15 000 руб., что удостоверил соответствующей припиской и своей подписью в соглашении.

Спустя неделю адвокат позвонил заявительнице и сказал, что для ведения дела необходимо уплатить госпошлину в размере 4200 руб. Указанная сумма по просьбе адвоката заявительницей была переведена на его карточку, о чем имеется квитанция.

По получении денег адвокат сообщил, что дело находится в С. районном суде г. Москвы и назначено слушанием на 9 марта, а затем на 16 апреля 2010 г., и что заявительнице в суд можно не приходить. Однако после обращения заявительницы в С. районный суд выяснилось, что дела в ее интересах в суде не возбуждалось.

После этого телефон адвоката оказался недоступным и заявительница связаться с ним не может.

О поступлении в отношении него настоящей жалобы адвокат К. был извещен надлежащим образом. О времени и месте заседания Квалификационной комиссии он был извещен по всем имеющимся у Комиссии адресам, однако в заседание Комиссии не прибыл и письменных объяснений не дал.

На основании п. 3 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката неявка кого-либо из участников производства не является основанием для отложения разбирательства. В этом случае Квалификационная комиссия рассматривает дело по существу по имеющимся материалам.

Квалификационная комиссия считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство по жалобе Е. в отсутствие адвоката К.

Исследовав материалы дисциплинарного производства и проголосовав именными бюллетенями, Квалификационная комиссия единогласно пришла к следующему заключению.

На основании ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем.

Соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.

Существенными условиями соглашения, в частности, являются:
  1. указание на адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения в качестве поверенного (поверенных), а также на его (их) принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате;
  2. предмет поручения.
Между тем в заключенном адвокатом К. соглашении не указано название адвокатского образования, в составе которого работает адвокат, и не назван адрес адвокатского кабинета; на соглашении проставлена печать, текст на оттиске которой невозможно прочитать.

Как видно из материалов настоящего и дисциплинарного производства, возбужденного по жалобе Х., соглашение с Е. от 3 февраля 2010 г. и соглашение с Х. от 19 марта 2010 г. имеют один и тот же регистрационный номер 000118.

Кроме того, полученный адвокатом гонорар в размере 15 000 руб. не был внесен в кассу адвокатского образования в нарушение п. 6 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». В подтверждение уплаты денег заявительнице не было выдано приходного ордера или квитанции.

Предмет соглашения сформулирован в нем как «представительство по гражданскому делу в суде о прописке». Такая формулировка является нечеткой и неполной. Из нее крайне трудно понять, о какой категории дел, а именно искового производства или об оспаривании решений и действий (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, нарушающих права и свободы граждан, здесь идет речь. Кроме того, не указано, в суде какой или каких инстанций должен вести дело адвокат.

На основании п. 1 ч. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и в соответствии с п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.

По обстоятельствам же настоящего дисциплинарного производства видно, что, заключив соглашение и получив обусловленный им гонорар, адвокат абсолютно ничего не сделал в плане исполнения принятых на себя обязательств по оказанию доверительнице квалифицированной юридической помощи. Хуже того, адвокат вводил доверительницу в заблуждение, заверяя ее, что дело в ее интересах в С. районном суде г. Москвы уже возбуждено и находится в стадии разрешения.

На основании ст. 5 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат должен избегать действий, направленных к подрыву доверия.

Злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката. Адвокат К. обманул заявительницу, предложив ей перевести на его счет 4200 руб., которые якобы были необходимы для уплаты госпошлины. На самом же деле, поскольку дела в интересах заявительницы адвокатом К. не возбуждалось, то и расходов по уплате пошлины он не понес. Кроме того, в соответствии со ст. 333.19 Налогового кодекса РФ с исковых заявлений неимущественного характера, а также с заявлений об оспаривании решений и действий (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, иных организаций, должностных лиц, нарушающих права и свободы граждан, госпошлина уплачивается в размере лишь 200 руб., а не 4200 руб.

За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Фе¬деральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (п. 2 ст. 7 названного Закона).

На основании изложенного, руководствуясь ст. 33 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», пп. 1 п. 9 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты г. Москвы по результатам рассмотрения жалобы Е. выносит заключение:
  • о наличии в действиях адвоката К. нарушений ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», выразившихся в том, что он в заключенном с заявительницей Е. соглашении не указал название адвокатского образования, в составе которого работает адвокат (в данном случае — адвокатский кабинет), и не указал его адрес; проставил печать на соглашении, текст на оттиске которой невозможно прочитать; заключил 3 февраля 2010 г. соглашение с Е. под тем же регистрационным номером 000118, что и соглашение с Х. от 19 марта 2010 г.; полученный от Е. гонорар в размере 15 000 руб. не внес в кассу адвокатского образования, заявительнице не выдал приходный ордер или квитанцию. Предмет соглашения сформулировал («представительство по гражданскому делу в суде о прописке») неполно и нечетко, чем затруднил для доверителя понимание, о какой категории дел идет речь; не указал, в каком суде или в каких инстанциях должен вести дело адвокат;
  • о наличии в действиях К. нарушения пп. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившегося в невыполнении своих обязанностей перед доверителем; введении доверителя в заблуждение по поводу возбуждения и нахождения в стадии разрешения дела в его интересах в С. районном суде г. Москвы, тогда как в действительности дело в производстве суда не находилось;
  • в нарушение ст. 5 Кодекса профессиональной этики адвоката, злоупотребив доверием Е., адвокат К. необоснованно получил от нее 4200 рублей, предложив перевести на его счет вместо предусмотренных ст. 333.19 Налогового кодекса РФ 200 рублей — 4200 рублей в оплату госпошлины, тогда как реально дело в суде он не возбуждал и расходов по уплате госпошлины не понес.
Совет согласился с мнением Квалификационной комиссии и вынес адвокату К. дисциплинарное взыскание в форме предупреждения.



6 июля 2010 г. в Адвокатскую палату г. Москвы поступила жалоба Х., в которой ставился вопрос о необходимости привлечения к дисциплинарной ответственности адвоката К. Распоряжением Президента Адвокатской палаты г. Москвы в отношении адвоката К. (адвокатский кабинет) было возбуждено дисциплинарное производство.

В своей жалобе г-н Х. сообщает следующее. Он обратился к адвокату К. за оказанием юридической помощи в связи с привлечением к административной ответственности по поводу ДТП. 19 марта 2010 г. стороны заключили соглашение под регистрационным номером 000118. Предметом соглашения являлось представительство по делу об административном правонарушении в группе разбора ОГИБДД и обжалование протокола (постановления) об административном правонарушении у мирового судьи.

Объем соглашения включал в себя все необходимые консультации, составление жалоб и исковых заявлений, ходатайств, возражений, участие во всех судебных заседаниях первой инстанции.

Размер вознаграждения по соглашению был определен сторонами в 10 000 руб., уплаченных адвокату К., о чем на соглашении имеется соответствующая запись, удостоверенная адвокатом.

По мнению заявителя, в ходе оказания юридической помощи адвокат действовал неквалифицированно. В частности, адвокат «заставил» заявителя компенсировать потерпевшему моральный вред, а также «заставил» его подписать акт осмотра транспортных средств «по формулировке сотрудника ГИБДД».
 
После совершения указанных действий заявителю вернули права, в связи с чем он полагал инцидент исчерпанным. Однако через неделю заявителю предложили явиться в группу разбора, а адвокат исчез и в группе разбора не появился. Сославшись на срочную госпитализацию в г. К. Курской обл., адвокат К. не явился и на рассмотрение дела у мирового судьи, правда, адвокат давал доверителю консультации по телефону.

Через некоторое время адвокат К. сам нашел заявителя, сообщив ему, что он «в строю» и готов защищать его интересы. По словам заявителя, адвокат при этом сказал: «Всё не так плохо, как вам кажется, даже могу обещать положительный исход дела. Но осталась маленькая проблема, я не расплатился за дорогостоящую операцию. Лечебница в другом городе, вне полюса и т.д..., не могли бы помочь... материально»?! По заемной расписке адвокат К. получил у него 30 000 руб. со сроком возврата 21 августа 2010 г.

Сейчас адвокат К. контактен (отвечает на звонки, на письма по электронной почте). Он признает свой долг перед заявителем, но просит «подождать».

В связи с тем, что заявитель «был жестоко обманут К.», он просит лишить его «звания Адвокат и возможности заниматься адвокатской практикой».
К жалобе заявителем приложена ксерокопия заемной расписки адвоката К.

В заседании Квалификационной комиссии заявитель Х. информацию, содержащуюся в поданной им жалобе, подтвердил. Кроме того, он уточнил, что 20 000 руб. из суммы долга адвокатом ему возвращены.

О поступлении в отношении него настоящей жалобы адвокат К. был извещен надлежащим образом. О времени и месте заседания Квалификационной комиссии был извещен по всем имеющимся адресам, однако в заседание Комиссии не прибыл и письменных объяснений не представил.

На основании п. 3 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката неявка кого-либо из участников производства не является основанием для отложения разбирательства. В этом случае Квалификационная комиссия рассматривает дело по существу по имеющимся материалам.

Квалификационная комиссия считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство по жалобе Х. в отсутствие адвоката К.

Исследовав материалы дисциплинарного производства и проголосовав именными бюллетенями, Квалификационная комиссия единогласно пришла к следующему заключению.

На основании ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем.

Соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.

Существенным условием соглашения, в частности, является указание на адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения в качестве поверенного (поверенных), а также на его (их) принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате.

Между тем в заключенном адвокатом К. соглашении не указано название адвокатского образования, в составе которого работает адвокат, и не назван адрес адвокатского кабинета. На соглашении проставлена личная печать адвоката К. без указания о том, что адвокат работает в адвокатском кабинете.
Кроме того, как видно из материалов настоящего и дисциплинарного производства, возбужденного по жалобе Е., соглашение с Х. от 19 марта 2010 г. и соглашение с Е. от 3 февраля 2010 г. имеют один и тот же регистрационный номер 000118.

Полученный адвокатом по соглашению гонорар в размере 10 000 руб. не был внесен в кассу адвокатского образования в нарушение п. 6 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». В подтверждение уплаты денег заявителю не был выдан приходный ордер или квитанция.

На основании п. 1 ч. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и в соответствии с п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.

По обстоятельствам же настоящего дисциплинарного производства видно, что, заключив соглашение и получив обусловленный гонорар, адвокат не исполнил принятых на себя обязательств по  оказанию доверителю квалифицированной юридической помощи в группе разбора ОГИБДД и у мирового судьи, не явившись на рассмотрение дела в оба вышеуказанных органа.

В соответствии с п. 4 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат не должен ставить себя в долговую зависимость от доверителя.
В противоречии с указанным запретом адвокат К. по долговой расписке занял у заявителя Х. 30 000 руб., из которых к моменту рассмотрения настоящего дисциплинарного производства 10 000 руб. не возвратил.

За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (п. 2 ст. 7 названного Закона).

На основании изложенного, руководствуясь п. 7 ст. 33 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», пп. 1 п. 9 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты г. Москвы по результатам рассмотрения жалобы Х. выносит заключение:
  • о наличии в действиях адвоката К. нарушений ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», выразившихся в том, что он в заключенном с заявителем Х. соглашении не указал название адвокатского образования, в составе которого работает адвокат (в данном случае — адвокатский кабинет), и не указал его адрес; заключил 19 марта 2010 г. с Х. соглашение под тем же регистрационным номером 000118, что и соглашение с Е. от 3 февраля 2010 г.; полученный от Х. гонорар в размере 10 000 руб. не внес в кассу адвокатского образования, заявителю не выдал приходный ордер или квитанцию;
  • о наличии в действиях К. нарушения пп. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившегося в невыполнении своих обязанностей перед доверителем по оказанию юридической помощи в группе разбора ОГИБДД и у мирового судьи, не явившись на рассмотрение дела в оба вышеуказанных органа;
  • в нарушение п. 4 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат К. по долговой расписке занял у заявителя Х.
  • 30 000 руб., из которых к моменту рассмотрения настоящего дисциплинарного производства 10 000 руб. не возвратил.
Совет согласился с мнением Квалификационной комиссии и прекратил статус адвоката К.


Возврат к списку




Copyright © 2006-2016 Адвокатская Палата Города Москвы. При перепечатке любой информации, ссылка на сайт www.advokatymoscow.ru обязательна. Дизайн сайта: Александр Назарук